Category: город

protista

много прекрасных городов

Москва и Петербург после долгого отсутствия кажутся городами, фантастически удобными для жизни. Речь, конечно, именно про освоенность пространства: обычно мы не осознаем, как много энергии мы экономим за счет того, что не надо думать о бытовых вещах, потому что они и так очевидны. Москва и Петербург удобны, как вторая кожа: там не надо читать надписи в метро, потому что ты и так знаешь, куда поворачивать; там не надо гуглить, где зарядить телефон, съесть гамбургер или там купить свитер, потому что в любой точке города понятно, в каком направлении идти, чтобы обнаружить искомое; в конце концов, оба города густо населены прекрасными людьми, которые хотят тебя видеть - отдельное удовольствие в том, что в нашем возрасте жизнь наполнена резко выраженными положительными градиентами, то есть встреча с каждым старым знакомым превращается во взаимное перечисление достижений за отчетный период, что резко понижает тревожность у обоих участников.

Москва, конечно, в большей степени подходит под определение "родной город" для меня, потому что ее я принимаю как есть и не вижу странностей. На Питер я смотрю более отстраненно, и поэтому более отчетливо различаю и хорошее, и плохое, и смешное. Человеку, который сделал инфографику в петербургском метро, я бы вручила какую-нибудь премию и заманила его попробовать сделать то же самое и с Москвой. С человеком, который пишет для петербургского метро объявления о вакансиях, я бы познакомилась, чтобы посмотреть, троллит он или серьезно ("приглашаем на работу в полицию людей, подходящих по моральным и деловым качествам"). А людям, окружившим метро Сенная площадь огромной сетью офисов мгновенного кредитования, я вручила бы какую-нибудь литературную премию - именно они поддерживают облик этого района таким, каким мы его знаем и любим благодаря Достоевскому.

Collapse )
protista

счастье - это вопрос самодисциплины

Степень душевных потрясений удобно измеряется в количестве километров, которые нужно пройти, чтобы успокоиться. К счастью, наше тело умнее нас: какая бы ни была тонкая душевная организация, но совершенно невозможно долго сохранять упадок духа, если на улице апрель, и ты сбежал с работы, пообещав начальству доделать все на выходных, и идешь без шапки и перчаток, и ветер, и солнце! Оставляешь позади Парк Горького, доходишь до Фрунзенской, спрашиваешь себя - успокоился? нет? - идешь на Парк Культуры, потом на Кропоткинскую, переходишь на бульвар, чтобы идти дальше к Арбату, но внезапно сворачиваешь в метро, поняв, что ноги в весенних ботиночках (офигенно красивых, но не самых удобных) болят уже сильнее, чем чувство собственной важности. Ничто так не ставит голову на место, как физическая нагрузка, особенно когда можно подпевать плееру и пританцовывать под него. Это чистая физиология: эндорфины сильнее активируют мезолимбическую систему, чем даже ацетилхолин, и уж тем более чем окситоцин.

Еще один верный способ борьбы с тонкой душевной организацией - это серийная литература. Абсолютно серьезно. Акунин или Фрай делают мир стабильным. Снижают стресс-как-реакцию-на-новизну. Мы и десять лет назад ждали их новую книжку, и пять, и сейчас, значит все в порядке. По этой же причине, кстати, полезно общаться со старыми друзьями.

А что касается Фрая, то он еще и специально заточен под то, чтобы снижать тревожность и ставить голову на место. Короткими, простыми и понятными формулировками отделять значимое от незначимого и создавать ощущение осмысленности жизни и всего, что в ней происходит. Вот посмотрите, что он пишет - особенно призываю зайти под кат ту часть моей ленты, у которой случились весенние эмоциональные колебания в отношении любви, с которой все-сложно.

Collapse )
protista

на честном слове и на одном крыле

Всё, мы сделали это. Из одиннадцати моих съемочных точек не сорвалась ни одна, программа обеспечена вкусными сюжетами на несколько месяцев вперед, а у меня завтра самолет в Москву, домой-домой-домой. Ближайшую неделю я еще буду относительно загружена на работе, буду разруливать горы накопившейся текучки и писать сценарии тех американских сюжетов, которые пойдут в ближайшие выпуски - но это совершеннейшая ерунда по сравнению с той жестью, которая творилась последние два месяца, я теперь уже всегда буду не то что успевать на метро, но и иметь возможность свалить с работы тусить в любой произвольно выбранный вечер. А главное, что я высплюсь и отъемся, и совсем скоро стану снова похожа на человека, а не на плохо смазанный автомат по производству контента. Сегодня меня выгуливал по кремниевой долине программист из гугла, это был вообще первый акт живого человеческого общения за последний примерно месяц, сегодня я научилась пользоваться местным городским транспортом и выяснила, что америка доступна даже человеку без машины, ну и вообще жизнь стремительно налаживается. Я все еще бедненькая по модулю (очень, очень устала и очень хочу домой), - но ух какой у меня прекрасный градиент.

Collapse )
protista

на краю ойкумены

Последний год я жила на Шаболовке, а теперь я живу в Медведково, и я страшно довольна этой переменой в своей судьбе. Жизнь в десяти минутах пешком от моей работы выматывала меня страшно, жизнь в получасе на метро нравится мне несопоставимо сильнее. Я глубоко убеждена, что жить нужно на окраине, а в центр ездить работать и тусоваться.

Первое и главное: у меня теперь есть буферная зона между работой и домом, и я могу спокойно перенастраивать голову с одного на другое. У меня нет ощущения, что я все время на работе. В конце концов, теперь я буду уходить с нее не тогда, когда кончились дела или нейромедиаторы, а строго не позднее часа ночи, потому что закрывается метро.

Второе: ежедневно мне гарантирован час чтения.

Третье: я живу близко к метро, и работаю близко к метро, а это значит, что я совершенно независима от климата. Возможно, летом десять минут пешком действительно приятнее получаса в метро, но это ерунда по сравнению с тем фактом, что эти ваши московские трехнедельные минус двадцать стали теперь для меня не катастрофой, а мелкой неприятностью.

И четвертое: тут на порядок лучше с инфраструктурой. Раньше по дороге от моей работы до моего дома невозможно было купить вообще ничего, то есть правда, ради любого продукта надо было совершать более или менее длинный крюк. Теперь в радиусе двухсот метров от моего дома можно купить абсолютно всё. Особенно жители Медведково почему-то любят пиво. В радиусе двухсот метров от моего дома есть два пивных ресторана и три точки по продаже разливного пива. Пожалуй, теперь тут будет моя родина.

А вы живете в центре или на окраине? И почему?
protista

update

У нас тут немножко изменилась концепция (не пугайтесь, все живы и счастливы), так что я ищу жилье для себя лично.

Мне нужна либо комната в хорошей компании (плохая компания обсуждается), либо недорогая однушка. Чем ближе к метро, тем лучше, а вот станция никакого значения не имеет, окраины мне даже больше нравятся. Я хочу, чтобы в квартире не было тараканов, все остальные проблемы я могу решить сама. Я курю, но могу не делать этого в доме.
protista

(no subject)

Третий день не могу понять, простужена я или просто устала. Соответственно не понимаю, ехать ли в Спб и сдавать ли там кровь. Сегодня постулировала, что не поеду, и мне за пару часов стало настолько лучше, что теперь я боюсь, что это голимая психосоматика. Пытаюсь понять, за что я так не люблю этот прекрасный город, который досадил мне только тем, что я там жила те первые ну скажем 17 лет жизни, когда у меня не было выбора (и после этого еще шесть лет добровольно, потому что сначала накатила сильная любовь, а потом вообще появился Прогресс, а было очевидно, что от него я никуда не денусь).

Пытаюсь найти в Петербурге хорошее. Сравнение осложняется тем, что в Спб я последние шесть добровольных лет жила в центре, а это многое упрощает.

Ну, понятно, там реже бывает так чудовищно холодно. Но зато и солнца меньше.

Мне намного больше нравится ловить машинки в Петербурге, чем в Москве, и я хочу поговорить об этом - сверить свой опыт с коллективным, и понять, что, кроме цены, тут связано с противопоставлением центр-окраина, а что - с противопоставлением Спб-Москва.

Collapse )
protista

(no subject)

Пару дней назад по дороге на работу у меня кончились мозг и душа (кто же знал, что там такой объемный список литературы в конце), и поэтому вечером я купила себе на Киевском вокзале книжку Анны Гавальды (так ли она склоняется?) - "Утешительная партия игры в петанк". До самого момента написания поста этот автор был у меня в голове намертво перепутан с Сесилией Ахерн (которой я опасалась, прочитав однажды нечаянно "PS. Я люблю тебя" - потому что мне дороги мои нейромедиаторы и я не хочу тратить их на чужую смерть). И я очень удивлялась, что у одного автора такие разные книги. Но, как я только что осознала, Анна Гавальда - это совершенно другой автор, и она оказалась неожиданно прекрасной. Сейчас, примерно за сотню страниц до конца, я думаю, что "...Петанк" - это книга, которая может быть рекомендована не только девочкам в порядке легкого чтения, но и тем, кто (независимо от пола) не девочка, а человек.

Когда мне исполнилось пятнадцать лет и я впервые в сознательном возрасте попала в нормальную школу, нам задали первое сочинение. Я принесла его в двух вариантах: первый мне написал Тимофей, который тогда готовился к поступлению на журфак и поэтому знал, как писать сочинения правильно, а второй я написала сама, как мне нравится. Начала с того, что всякая особь в своем онтогенезе повторяет филогенез, и как-то вывела оттуда отражение индивидуального развития психики человека в смене литературных жанров. Сказала учителю, что я могу научиться писать и так и так, но предпочитаю второй вариант, можно ли? Мне разрешили писать как угодно, и следующие два года я была совершенно счастлива.

Я вспомнила об этом сегодня в связи со всякими размышлениями про этот самый биогенетический закон. Мне лень и некогда корректно формулировать и подтверждать ссылками, но я люблю эту концепцию нежно за всякие внебиологические применения. А еще мне нравится парная к ней телега (которую я тоже, наверное, где-то вычитала и которую тем более лень обосновывать), что и в процессе умирания мы терям достигнутое нами развитие слой за слоем, и первым слетает воспитание, потом вся новейшая кора, потом вся кора - ну а жизнеобеспечивающий ствол мозга работает долго.

Collapse )
protista

(no subject)

Много-много-много работы. Редактировать, переписывать, разруливать текучку, писать свое, ходить на лекции, писать, снова редактировать. В качестве лимитирующего фактора снова выступает количество часов в сутках - похоже, что это неотъемлемое свойство моей натуры, куда бы я ни попадала. Никак не могу понять - это потому, что я ценный ответственный сотрудник, или потому, что я тормоз, не способный вписаться в человеческие сорок часов.

Совершенно не остается времени ни на социализацию, ни на Москву. Эту последнюю я теперь люблю только в метро (и я даже не езжу через центр), больше негде и некогда. Иногда, правда, исследую наземный транспорт - из него показывают картинки и проводят голосовую экскурсию. Например, есть остановка троллейбуса Троицкое Городище. Впрочем, вся московская топонимика ласкает мой слух и сладко отдается в подреберье. Прекраснейший город на свете, как я жила без тебя все эти годы.

Я была последовательным и принципиальным сторонником газпромовской башни в Петербурге. Сейчас думаю, что, возможно, я так сублимировала свою застарелую нелюбовь к этому городу, в которой он, собственно, и не виноват - просто человеку нужно жить там, куда он захотел вернуться, а не там, где он родился. Мне, например, нужно жить в Москве, и мне не стыдно, что я понаехала в нерезиновую - я плачу налоги и делаю полезные для своей страны вещи, которые в силу колоссальной централизации можно делать только в столице.

А про башню муж мой bambara - который как раз петербуржец хрен знает в каком поколении и один из лидеров движения сопротивления - на днях выпустил кино. Точнее, оно не про башню, а про археологию - про Ландскрону, Ниеншанц и неолитическую стоянку, которые нашли неудачливые газпромовские чуваки на месте своего строительства. Кино ценно тем, что мультики к нему рисовал Палыч, человек, который делал это в Прогрессе.

Мое отношение к газпрому качнулось в сторону нелюбви, когда банкомат их банка сожрал мою кучу баксов вместо того, чтобы обменять их на рубли. Справедливости ради, надо сказать, что сегодня они все-таки вернули мне мои деньги, и это было относительно быстро и просто - если не считать того, что пришлось дважды отпрашиваться с работы.

Деньги уходят на борьбу с энтропией. Ломается сантехника, ломается телефон, кончается одежда, волосы отрастают, лезут в глаза и перестают быстро сохнуть по утрам. Время тоже уходит на борьбу с энтропией. По большому счету и моя работа - борьба с энтропией. Или борьба за нейронные шипики, это еще более крутое определение.
protista

(no subject)

С городом Екатеринбургом у меня любовь все-таки не сложилась, несмотря даже на прекрасных местных жителей (жители, когда говорят "у нас", по умолчанию подразумевают Уральское отделение РАН). Единственный шанс полюбить Екатеринбург - прилетать туда на самолете, потому что на вокзале у них, как выяснилось вчера, живут тараканы. Это была для меня последняя капля, и теперь я больше не хочу в этот город никогда (если не потребует работа, конечно).

А вот Пермь оказалась неожиданно хороша. Тут есть туристический центр с wi-fi, прокатом велосипедов и стопками разнообразных карт, тут есть велосипедные дорожки (не везде, но сам факт!), тут хорошая плотность кафешек и пешеходных улиц, а жители заняты культурной и политической активностью: везде афиши всего на свете и требования выборов (а не назначения) мэра.