February 12th, 2012

физиономия

soo fucking sweet

Одно из самых сильных впечатлений от музея Холокоста, Яд-Вашем - это осознание того, что евреи в Германии, вообще-то, были совершенно асиммилированы. Они считали себя скорее немцами, и именно поэтому они не задумывались ни о какой эмиграции - эти смутные слухи о дискриминации, считали они до последнего, если и имеют под собой реальные основания, то касаются разве что религиозных евреев.

Так вот и я, российский журналист XXI века, была страшно удивлена, когда Израиль посчитал меня достаточно своей, чтобы десять дней холить и лелеять (и обещать продолжение, если я дозрею). Вообще-то 25% ДНК особо не интересовали даже Гитлера. На обычный Таглит я бы не поехала - нелюбовь к генетической дискриминации, пусть и положительной, пересилила бы нежность к Израилю - но вот медиа-таглит, требующий еще и наличия публикаций в СМИ, показался мне вполне приемлемым компромиссом: пусть меня и любят за гены, но хотя бы не только за еврейские, но и за общечеловеческие. В конце концов, мы все друг друга любим за ДНК, sad but true, вы вон тоже меня читаете только потому, что у меня в мозге экспрессируются гены, позволяющие складывать буковки в слова. Эти ребята хотя бы честно признаются.

Я боюсь, впрочем, что надежда Таглита на то, что я о нем что-нибудь напишу, не оправдается. Проблема в том, что мне страшно понравилось. И теперь я не журналист, я влюбленная девочка, welcome to your fifteen, и любая попытка написать внятный текст об Израиле заставляет меня растекаться лужей малинового сиропа - это все не то, не то, я не хочу писать тексты, я хочу обратно, продолжать любить страну ещё, в одиночестве, медленно и вдумчиво.

Collapse )